Анализ стихотворения Брюсова “Памятник”



В 1912 году Брюсов создает стихотворение “Памятник”. Текст отсылает сразу к двум великим одноименным произведениям русской литературы. Из двадцатого столетия поэт общается с Державиным и Пушкиным.

Кроме того, Валерий Яковлевич оглядывается на древнеримского гения Горация, беря эпиграф из его XXX оды. В России она наиболее известна в переводе Капниста под названием “Я памятник себе воздвигнул долговечный…”.

Если сравнивать державинское стихотворение с брюсовским, в первую очередь бросается в глаза сильное различие, касающееся

пространственных планов. Гавриил Романович надеется, что слух о нем пройдет “от Белых вод до Черных, где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал…”. У Валерия Яковлевича география в несколько раз шире. Он исключительно в границах Российской империи оставаться не собирается:
В сады Украины, в шум и яркий сон столицы,
К преддверьям Индии, на берег Иртыша…
Через несколько строк поэт добирается до европейских стран:
…и немец, и француз
Покорно повторят мой стих осиротелый…
Державин ставит себе в заслугу то, что смог сделать русский поэтический слог более легким, простым, что сумел
дерзнуть писать не о подвигах и великих деяниях императрицы, а о ее добродетелях. Брюсов также не забывает упомянуть собственные достижения. В чем они состоят?

В умении облачить в “певучие” слова человеческие страсти и думы.

Пушкина Валерий Яковлевич воспринимал в качестве некоего символа, эстетического образца. Перу Брюсова принадлежат теоретические работы, посвященные его творчеству. У него есть опыт “дописывания” некоторых стихотворений Александра Сергеевича.

Естественно, Валерий Яковлевич не мог пройти мимо “Памятника” – одного из программных пушкинских произведений. Ключевое различие между двумя текстами заключается в разности восприятия вопросов бессмертия и грядущей славы. Пушкин предполагает, что останется в веках, благодаря творчеству, способному оказывать нравственное воздействие на людские души, сеять добро. Брюсову гораздо важнее непосредственно литературные заслуги:
Распад певучих слов в грядущем невозможен, –
Я есмь и вечно должен быть.
Здесь стоит вспомнить о невероятном самолюбии, которое ярче всего проявилось в раннем творчестве Валерия Яковлевича. Например, свой первый сборник под нескромным названием “Chefs d’oeuvre” (“Шедевры”, 1896) поэт завещал “искусству и вечности”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Анализ стихотворения Брюсова “Памятник”