Анализ сцены дуэли Печорина и Грушницкого по роману Герой нашего времени (Лермонтов М. Ю.)

Сцена дуэли в романе, на мой взгляд, является одной из самых ярких и интересных. Герои, участвующие в ней: Печорин, Грушницкий, доктор Вернер, драгунский капитан, которого даже не удостоили именем, и никому не известный Иван Игнатьевич.

Перед сценой дуэли нам показана бессонная ночь главного героя, во время которой он думает и о дуэли, и о жизни, и о смерти, и о любви, и снова возвращает свои рассуждения к смерти.

Конечно, из этого предисловия, предшествующего дуэли, можно узнать о том, что Печорин – один из немногих, кто не приукрашивает своей роли на земле и самой действительности, смело смотрит правде в глаза. Он, как и любой ба на его месте, думает о том, что будет, если он умрет.

Но он не размышляет о загробной жизни: об рае или об аде. Такой человек как Печорин, лишний человек, рассуждает о бессмысленности своей жизни: “…потеря для мира небольшая; да и мне самому порядочно уж скучно. Я – как человек, зевающий на бале, который не едет спать только потому, что еще нет его кареты”.

Далее Печорин оценивает свою прожитую жизнь: “…я не угадал назначения, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных, из горнила их я вышел тверд и холоден как железо, но утратил навеки тыл благородных стремлений – лучший цвет жизни”. И наконец, приходит к печальному выводу о смысле человеческой жизни: “…а все живешь – из любопытства: ожидаешь чего-то нового…Смешно и досадно!”

У читателя в этот момент возникает сомнение: а будет ли жить этот человек.

Но дальше следует отрывок, который герой пишет уже гораздо позже – на службе в крепости N. Он остался жив, потому что “не осушил чаши страданий”.

Печорин сообщает о том, что не забыл ничего из того, что произошло ночью и на дуэли: “Как же прошедшее ясно и резко отлилось в моей памяти! Ни одной черты, ни одного оттенка не стерло время!” мне кажется, он вообще ничего не забывает, и это тяжело. Но может быть, это и есть его дар – помнить.

Итак, наступил день дуэли. Выйдя из купальни, Печорин был в неплохом расположении духа. Увидев взволнованного доктора в необычном для него, черкесском наряде, он расхохотался.

Когда они ехали к месту дуэли, погода Печорину казалась прекрасной. Он был, как никогда внимателен, ничего не упускал из виду. Может быть, это состояние каждого, кто готовится к смерти.

Во время поездки между Вернером и Печориным происходит интересный разговор, как, впрочем, и всегда.

Вернер напоминает о завещании, которое можно оставить друзьям или любимой. Но Печорин говорит о том, что нет на свете ни вечной дружбы, ни вечной любви, и он давно уж это понял.

Дальше они видят противников, подходят к ним.

Драгунский капитан с самого начала предпринимает неудачную попытку задеть Печорина, чтобы последний чувствовал себя неловко и растерянно: “Мы давно уж вас ожидаем”. Но Печорин остается хладнокровен и спокоен. Вслед за этим доктор, как и любой, оказавшийся на его месте, просит, прежде всего Грушницкого, примириться.

Печорин коротко высказывает свое согласие. Капитан воспринимает это как трусость. Эта мысль передается Грушницкому, который “принимает гордый вид”, не подозревая, что становится еще более жалок и смешон.

Но видно, что он волнуется и все-таки хочет избежать дуэли, в отличие от драгунского капитана. Он желает знать, что ему необходимо сделать для “примирения”. Ответ – признать ошибку и извиниться публично.

Когда стреляет Грушницкий, то руки у него дрожат, он боится стрелять в человека, потому что есть большая вероятность убить его (дуэль происходит на отвесной скале). Грушницкий опускает пистолет. “Не могу!” – говорит он. Но после слова “трус”, произнесенного драгунским капитаном, раздается выстрел.

Печорина ранило в колено, но рана была легкая.

Пришла очередь Печорина. Капитан начал обнимать Грушницкого, второй секундант даже прослезился. Капитан сказал фразу, которую, видимо, специально сочинил на этот случай: “Натура – дура, судьба – индейка, а жизнь – копейка”.

Думаю, что вся эта трагедия была разыграна для Печорина, чтобы посмотреть на его состояние и посмеяться над ним потом.

Печорин еще раз спрашивает, не отказывается ли его противник от своих слов, но то не передумал, ведь он уверен, что ему ничего не угрожает. Капитан, желающий закончить план, напоминает Печорину, что он “здесь не для того, чтоб исповедовать”.

Печорин зовет бледного доктора, которому наш герой не безразличен, и просит его зарядить пистолет. Капитан начинает кричать, что это не по правилам (странно, что он вообще о них вспомнил), а когда Печорин предлагает решить вопрос дуэлью с капитаном, то последний замолкает.

Грушницкий, который почувствовал, что смерть рядом и дышит ему в спину, видимо, понял, что от нее не скрыться и сейчас поздно сопротивляться. Он просит Печорина стрелять.

Печорин еще раз просит его подумать об извинениях. Тут Грушницкий произносит ключевую фразу всей сцены: “Нам на земле вдвоем нет места…”

Печорин стреляет, этот выстрел оказывается для Грушницкого смертельным. После этого герой произносит финальную реплику: “Комедия окончена!” даже доктор с ужасом от него отворачивается. И лишь когда он видит труп Грушницкого, то понимает сердцем, что сделал: “У меня на сердце был камень”.

Теперь природа его не радует, солнце не греет.

Эта дуэль, конечно, никогда не забудется Печориным, теперь это неразрывная его часть, которая умрет вместе с ним.

На мой взгляд, никто не смеет его судить, потому что он уже получил свое наказание – он помнит и всегда будет помнить.



Анализ сцены дуэли Печорина и Грушницкого по роману Герой нашего времени (Лермонтов М. Ю.)