Анализ рассказа Шукшина “Чудик”



“Чудик” справедливо считают визитной карточкой Шукшина. Главный герой рассказа воплощает миро­ощущение, душевные свойства и духовные ориентиры (дезориентация – тоже своего рода ориентир), харак­терные для персонажей многих последующих произве­дений Шукшина.

В сюжете использованы и события из жизни само­го автора. Многие детали произведения подчеркивают определенную духовную близость героя и автора. Для писателя несомненны одухотворенность жизни и твор­ческий потенциал человека из народа. Чудаковатость любимых героев Шукшина

– это форма проявления их духовности, выплеск их светлой души. “Чудики не странные и не чудаки.

От обычных людей их отличает разве только то, что талантливы они и красивы. Кра­сивы они тем, что слиты с народной судьбой, отдель­но они не живут… Они украшают жизнь”, – говорил В. М. Шукшин.

Это не жертва социальных обстоятельств. Тем не ме­нее конкретные “штрихи” социального портрета об­наруживают противоречивые возможности для даль­нейшего развития (или деградации) персонажа. Чудик потому и стал наиболее “шукшинским” героем, что в максимальной степени воплотил писательское

пони­мание текущего момента национальной жизни, состо­яния народного духа, “крайне неудобное положение”, в котором оказался традиционный характер.

По рассказам Шукшина рассыпаны многочисленные явные и косвенные “указания” автора искать истин ный, сокрытый, сокровенный смысл образов и сюжетов. Это еще одна важная особенность его художественной манеры. Отдельный, авторский абзац завершает рассказ “Чудик”: “Звали его Василий Егорович Князев.

Было ему тридцать девять лет от роду. Он работал киномеха­ником в селе. Обожал сыщиков и собак. В детстве меч тал быть шпионом”.

Такая своеобразная анкета, “знакомящая” с героем, о душе и жизни которого вроде бы уже “все сказано”. Но все ли понято? Рядом с действительно простыми, стандартными графами – имя, возраст, профессия – неожиданное сообщение о мечте и любви героя является очередным авторским призывом к дополнительному расследованию “по делу” персонажа. Это реплика в непрекращающемся диалоге “тайного нерас­шифрованного бойца” (так в дневнике называет себя сам Шукшин) с читателем.

Сказать в очередной раз: “Шукшин любит своих героев” – явно недостаточно.

Достаточно противоречиво характеризует герои уже его профессия. Он показывает сельчанам “кино” Вспомним, что и сам Шукшин не в шутку искал нравственные оправдания своему уходу из села, работе и кино. Чудик, как явствует из рассказа, – плотник, садовод, художник, да и основные крестьянские дела он знает. И вдруг – киномеханик, отпуск в разгар лета и, следовательно, сельской страды…

Праздность, наряд­ность в эту пору осознаются как качества, от которых шаг до предательства.

Чудик попадает в малознакомый мир. Не так важно, что город отличается от деревни в бытовом плане. Куда существеннее, что люди начинают руководствоваться иными нравственными принципами.

Чудик еще не зна­ет, как легко, незаметно и безвозвратно теряется гораз­до более ценное, чем деньги. Уже первый эпизод-кадр рассказа (случай в магазине) не только показывает аб­солютное бескорыстие героя, совестливость, его тягу к людям, зависимость от их мнения, желание делать до­бро и нравиться, но и издержки такой зависимости. Чу­дик с удовольствием слушает, запоминает, позже пытается копировать разговор стоящих впереди “мужчины в шляпе” и “полной женщины с крашеными губами”. I Это, по ощущениям героя, – уважаемые “культурные” “городские” люди, и стоят они в социально-иерархиче­ском ряду выше него.

А вся “культура” “людей искус­ства” сводится к злопыхательским рассуждениям о на­чальнике, к сплетням. Чудик не может этого понять, его привлекают непонятные и “красивые”, как ему ка­жется, слова, манеры.

Возвратившись домой, Чудик первые шаги по зем­ле делает босиком, как бы приобщаясь вновь к врачу­ющей тверди. Земля – символ духовных накоплений человека традиционного склада, связанного с историей и современностью родины.

Для писателя духовный потенциал изображенного в рассказе “Чудик” героя-типа является непреходяще ценным. Важно, сумеет ли он сохранить связь с родо­вой, народной традицией нравственного, одухотворен­ного бытия.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Анализ рассказа Шукшина “Чудик”