А и в самом деле, можно ли остановить мутацию?



Сочинение по пьесе Э. Ионеско “Носороги”. Французский драматург румынского происхождения. Своими пьесами Ионеско делает переворот в театральном мире: темы абсурдные, герои непонятные, сюжет и действия драмы слишком далекие от традиционной схемы. Литературные критики изобрели даже новую вывеску для таких произведений – “театр абсурда” (кроме Ионеско, во Франции подобное можно было встретить в творчестве Беккета и Адамова).

Автор умеет раскрыть важную проблему и подать ее в странном, парадоксальном виде, чтобы заострить на

ней внимание зрителей. Пьеса “Носороги” была поставлена в театрах разных стран мира; понятие “оносороживание” приобрело переносное значение и символизирует безволие, отупение человека, который не может противостоять тоталитарному давлению. Кроме “Носорогов” (1959), в творчестве драматурга есть известные драмы “Лысая певица” (1950), “Стуле” (1954), “Бескорыстный убийца” (1957), “Король умирает” (1963).

Пьесу Ионеско мне совсем не хотелось читать. Во-первых, – это пьеса. Действующие лица.

Пока выучишь, кто есть кто!.. Во-вторых, неинтересное начало. Но читаю.

Принуждаю себя

читать. Добираюсь до десятой страницы. Какие-то чудные реплики логического типа: “это невозможно, так как невозможно”, или же “пес – это кот, так как у него четыре ноги”.

Я понимаю, что произведение модерновое, и эти вещи здесь не должны приводить в удивление, но все же интереса пока что не возникает.

В конце концов, со страниц произведения слышу голос своей мамы: “Ходите в музеи, читайте литературные журналы… Это лишит страха, сформирует ваш ум. И за четыре недели вы уже будете окультуренным человеком”.

Так пишет Ионеско, так говорит моя мама. Я тоже не против этих слов, я знаю, что “…надо быть настойчивым, чтобы ваши добрые намерения были прочные”. Об этом разговаривают, сидя в кафе, Жан и Беранже.

Жан умеет жить, он поучает Беранже, но как только дело доходит к тому, чтобы помочь товарищу еще чем-то, кроме совета, он оказывается занятым. Жан умный, он знает нормы, по которым живет общество и убежден, что иначе нельзя. На самом же деле у него двойная мораль, ведь знать и делать – это все-таки разные вещи. Пьеса затягивает…

И я уже читаю с удовольствием и интересом. Где-то можно посмеяться, где-то задуматься…

В конце концов, я дочитываю последнюю страницу. В душе образы, отвращение, боль: какие же мы носороги! Все!

Большинство!

Беранже, который не знал, как жить, искал свой путь, путался, терялся, любил, терял любовь, в конце концов, остался единственным человеком, который не хочет становиться носорогом. Но нет уверенности, что он не превратится в этот образ, ведь, развесив фотографии, увидел, что он еще человек, а потому безобразный, а они – носороги, и они красивые.

В носорогов превращаются все, даже любимая Дэзи, которая сначала противостоит, собирается быть вместе с Беранже, не удерживается. Ее притягивает их рев, который она называет волшебной песней, их топот, который она считает прекрасной походкой, их грубая зеленоватая кожа, которая, по сравнению с человеческой нежной кожей, намного приятнее. Беранже не может остановить Дэзи, ему не хватает аргументов, и она тоже становится носорогом.

Как только первый носорог появился в городе, это вызвало удивление; дальше, когда начали “орудовать”, поднимая бесчинство несколько носорогов, это уже вызвало негодование, но носорогов становилось все больше, и в скором времени приводили в удивление уже не носороги, а люди, которые еще почему-то не превратились в животных.

Быть такими, как все – вот главная метаморфоза. Человек всегда стремится к удобствам, и он очень быстро подвергается внушению. Моя бабушка говорит, что она “советская” и изменить себя не может. В ее голову в свое время было вбито через радио, телевидение, газеты, что советское общество – лучше всего, и, хотя она много читает и знает, что это не так, все же продолжает стоять на своих позициях.

Они были такими, как все, а все были такими, как они: пионерами, комсомольцами… А в наше время? Разве мы не приспосабливаемся ко всему? Одеваемся, как нам диктует мода, делаем пирсинг и тату, изучаем иностранные языки…

Мы хотим быть не хуже, мечтаем о богатой, обеспеченной и независимой жизни… Все идут с уроков, и я иду. Буду выделяться? Нет!

Все уважают директора, носят ему подарки, а мои родители нет? Неправильно вы подумали… Мы – носороги. И это ужасно.

Мне страшно противостоять родителям, классу, школе, хотя иногда у меня есть собственная противоположные мысли. Мне страшно, когда я вижу массовый психоз – нас куда-то втягивают. К “померанцевым” или “голубым”, к торговле косметикой, или торговле посудой, к просмотру боевиков или к самой войне…

Я не хочу быть носорогом. Но и не быть им – не знаю, смогу ли.

Мне кажется, что первый шаг, чтобы остаться человеком, мной уже сделан, так как у меня появились по этому поводу мысли! “Думайте и будете существовать”, – так говорил Сократ, так говорит Ионеско, так должен сказать каждый мыслящий человек – и мутацию можно будет остановить.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

А и в самом деле, можно ли остановить мутацию?